Любовь в ритме сальсы

По-видимому, о том, что „архитектура – это застывшая музыка”, все слышали еще в школе. А как относительно танцу романа? Никогда не пробовали, так же как и бразильськую кухню?

По-видимому, о том, что „архитектура – это застывшая музыка”, все слышали еще в школе. А как относительно танцу романа? Никогда не пробовали, так же как и бразильськую кухню? Тогда в холодный осенний или зимний вечер, когда хочется всем телом почувствовать горячие лучи южного солнца, возьмите в руки роман Рио Кундера. И после нескольких страниц сезонной депрессии как не бывало. Вам захочется жить, смеяться и, обычно, любить. Не только кого-то одного – весь мир. Именно так, как это умеют делать жители Южной Америки (сальса школа танцев).

Всем известно, что латиноамериканские танцы – это воплощение чувств в движении. Причем каждый танец передает что-то свое. Самба – это флирт. Румба – безумная страсть… А саундтреком этого роману стали сальса и танго. Сальса – танец любви, легкой и естественной любви с первого взгляда, которая может либо пойти, когда стихнут последние музыкальные аккорды, либо остаться на всю жизнь. Сальса постоянная в своей непостоянности. В отличие от нее, танго – это воспоминание о любви, иногда счастливой, а иногда с горьким привкусом. Эти воспоминания одновременно и раззуживают душу, и залечивают ее раны, а сам страдает не променяет эту сладкую муку ни на что другое – ведь лишь так он может опять почувствовать себя рядом с потерянной любовью.

Но то все теория, а у главного героя роману “Panicoffski” всю жизнь проходит под знаком танца и любви. Он украинец по происхождению и поэт за призванием, однако сейчас проживает в Британии, где учит флегматичных англичан танцевать сальсу. Но для него это не просто „три шаги – пауза – три шага – пауза”, как он втемяшивает своим ученикам. Сальса для Освальдо Паникоффски – это даже не состояние души, как любят говорить романтики. Сальса – это он сам. Он не может не танцевать – и не может не любить. В водовороте женщин, на одну ночь или на несколько, Освальдо в конечном итоге находит свою настоящую любовь. Чувства развиваются так стремительно, как двигается пара во время танца, а сами отношения тоже похожие на сальсу – партнеры то сближаются так, что могут услышать дыхание друг друга, то отдаляются… чтобы через несколько музыкальных тактов опять злиться в объятиях.

Кажется, что эта страстная любовь Освальдо Паникоффски и Фабиани где Роберто может продолжаться вечно, однако в жизни, так же как в танце, есть свои правила. Эти правила все чаще напоминают о себе устами прежних и теперешних бойфрендов и герлфренд, друзей и подруг. И противитися им герои не могут, ведь тогда вся безукоризненно отработанная серия танцевальных па безнадежно нарушится. С одной стороны, все предусмотрены предварительно, все совпадения и несовпадения являются судьбоносными. А из другого – в действительности всегда можно обмануть судьбу, поехать куда-то искать счастье или спастись от неминуемого в случайных объятиях. И неважно, кто это будет. Если он заглушит ли она сердечную боль хотя бы на те „одинацать минут”, о которых писал Коельо, — значит, все правильно. Паникоффски убеждает нас, что настоящие „латинос” именно так и живут. Жизнь в ритме танца – это прекрасно, сколько бы страданий и боли оно не приносило. И после прочтения роману почему-то хочется в это верить.